Бесплатная доставка по всей России при заказе от 2000 рублей!

Четыре за четыре или восемь лет одного переката. Часть 4.

На перекате существовало и существует несколько очень быстрых струй, расположенных рядом с берегом, так и среди травы и работают эти места по-разному: на каких то судак присутствует постоянно, а некоторые игнорирует.

 Продолжение  часть 4.

Маленькое  отступление:   дальше  восстанавливаю  по памяти, скорее всего, будет не так как в первом варианте   и скорее  всего,  будет  совсем по-другому.

На  перекате  существовало  и  существует  несколько  очень  быстрых  струй,  расположенных рядом с берегом,   так  и среди  травы  и  работают эти  места  по-разному: на каких то  судак присутствует   постоянно,  а некоторые   игнорирует. (Ещё раз оговорюсь  —  речь идёт о ловле поздним вечером и ночью, днем в этих  местах только  окунишки и язишки  с  уклейками).  Самыми  продуктивными  оказались   местами  с  течением, травой и  галечным   дном,  не всегда на свале, но всегда в непосредственной  близости от свалов и борозд  на дне.  Там где  дно илистое поклёвок  нет или судак не любит стоять,  или  муть от   забродников  пугает его.  

Одно из самых хороших мест  подсказал  мне местный  рыбачёк  — он  там взял хорошего судака в районе 6 кг..       — Огромный  карьерный  разлив  с переменными  глубинами  заканчивается плавным подъёмом (глубина 1.5 м)  и резким сужением русла.  Русло  в  этом  месте  разделено  островом,  слева  у острова  очень большая глубина  и очень  быстрое  течение, коряги и выход с самого глубокого  места  этого разлива — сюда добраться не возможно, а справа  заросший  каменистый  перекат  с небольшой,   глубокой  и  быстрой  протокой  под  ветвями  деревьев,  растущих на острове.  Вот в этой  протоке  и ловились самые  крупные  судаки.  Перед  островом  существует  зона  обширного  мелководья  с  травой  и корягами и  вечером буквально  кишит  мелочью, по-видимому,  тут  же малёк и остаётся  ночевать,  забиваясь  в траву  и  на  мелководье.  Так вот, мелкие  судачки  буквально  ползают в темноте по этому мелководью  и едят  малька  и скорее   всего,  пугают  мелочь,  её сдувает в  протоку,  а тут  стоят  судаки  по крупнее  и  собирают  её.  Ловить  в этом  месте   не просто-  трава, ветви  деревьев  нависающие и ветви  в  воде,  всё это почти  в  полной  темноте.  – это  ещё  раз  подтверждает: рыба питается там где  ей  это удобно  делать,  а не  там  где её удобно ловить  нам.

Ловил  я  в  этой  протоке  не  часто —  не  всегда  получалось  оставаться  до поздна, но клевало там  здорово.  Сильно больших  рыб  я  там не  ловил, но  на  два – три кг.  попадались. 

Само  понятие  места  ловли  или точки  (как обычно  говорят)  днем и  ночью  очень  сильно  отличается  особенно в  плане ловли   судака,  если  днем  это  самые  глубокие  места,  то  поздним  вечером   или   ночью  это почти  самые  мелкие  места,  но рядом с  глубокими  местами:  ямками,  желобками,   почти  всегда  с  различными  препятствиями  в  воде и  на  берегу(кусты, трава,  коряги,  камни).

На  дневную  ловлю  судака  в окрестностях  этого  переката  я  так и не  настроился,  хотя   не  раз  наблюдал ловлю  судака  в коряжнике  на  крупную  мормышку,  сидя   на  обрывистом  берегу  ямы,  ниже  переката.  Ловля  осуществлялась  местным рыбаком  с  лодки   в  отвес   в глухом  коряжнике – спиннингом  там даже  просто грузило  нельзя было  протащить,  не говоря  уже  про  крючок  или джиг  головку.  Про  этот коряжник  хочется рассказать особо  — создала его  когда-то природа,  но уже давно  он специально   поддерживается   и  ремонтируется  людьми(вернее  одним  человеком).  Он  на  спаде  половодья  и после него,  плавая  на  лодке,  ищет  и  собирает  все   большие   коряги  выше  по течению,  сплавляет  их  к   своему  коряжнику  и притапливает их  там  используя  мешки из под сахара,   наполненные  гравием  — создаёт  место  обитания  судака.  По  его словам:  одно  хорошее  дерево  дает  приют  или   стайке  судаков  или  парочке   сомят  и  если коряга  выходит  на  поверхность, то  ещё куче различной мелочи,  да и  без  жереха  здесь  тоже  не  обходится.  Это  уже  второй  случай  на  моей  памяти  когда рыболовы  не  вынимают  из воды  коряги  и  препятствия,  а наоборот   добавляют их  — браконьеры  в такие  места  не  лезут – бесполезно,  рыба  сохраняется. 

Первый  раз  создание  мест  обитания  рыбы я увидел  почти  тридцать  лет  назад: река Сура  место  в центре  города  рядом  с мостом,  тогда проблему  составляли  люлечники  с  моста  и  блочники  с лодок.  Ловили   леща  в проводку   на  закормленном месте, глубина  около двух метров.  На   дне  рядами  выложены  крупные  голыши(это было на нас —на  пацанах, мы должны были этим заниматься  в  начале сезона),  что бы  прикормку  сразу  не  сносило  и  лещ  выискивал  корм  в  расщелинах  между камнями—крючки не цепляются,  но тупятся (это  сразу  становилось  понятнным:  плохо  насаживался  мотыль вытекал—пора менять или  точить). Впереди  прогона  поперёк  струи  лежало  бревно  и  ещё  сильнее  притормаживало  поток  около  дна,  со стороны  русла на  расстоянии  9.5 -10 метров  от берега  и на протяжении  20-25 метров  начиная от «быка» моста вниз  по течению  укладывались  хорошие  крепкие  коряжки,  подкреплённые  небольшими ёжиками  из  арматуры  и укреплённо  это  всё было  остатками  бордюрного  натурального  камня.   Ближе  к  берегу  около  моста  тоже  были закреплённые  коряжки  и  на всём  протяжении в 3-4 метрах  от берега была  естественная для того места арматура(берег был из бетонных плит).  Кормилось это  место  всеми  по  очереди,  но  не  перекармливалось –за этим строго следили.(коряжки  и  закорм  были на  взрослых  в основном  пенсионного возраста  они  и за местом  присматривали  -бессонница).   Ловили  в  этом  месте  плечом  к  плечу человек  8-10 одновременно,  переброс  снасти  осуществлялся  строго  по очереди (снасть удочка 4.5 метра  и  длина лески не канонам —6  метров вместе с поводком)  —сначала  тяжеловато было— сидели в сторонке  учились  забрасывать,  потом  на  край пускали,  а уж потом  и центр  стали пускать.

Пишу  про эти  создаваемые  места  обитания  и  ловли  рыбы  и  понимаю  почему  в те годы  было намного больше  рыбы,  несмотря  на пром.   загрязнения   и  отсутствие  «зелёных»  и  экологических  программ.

                Третьего  крупного  жереха   я  поймал   на соединении  двух  потоков  после  небольших  плавней,  чуть ниже  зоны обратки,  в  этом  месте  возникает  очень  сильное  течение  и  на   дне  возникает  очень резкий  свал(почти  вертикальная стенка  высотой  около  метра   небольшими  карманами  и  водной травой  на верхней  бровке –глубина которой 0.5-0.7 метра). Так вот   прочёсывая   эти карманы  на предмет  присутствия  жереха,  я обычно  это  делал  так:  вставал  в  начале  бровки  и пробивал  её  всю  вдоль  одним  или   двумя  забросами,  но  обычно  реакции  на  такие  действия  не  было,  в этот раз  я  решил изменить  направление  заброса.  Я  не   стал  подходить   к  краю  бровки — не дошёл  до неё метров   15 и  забрасывал вертушку  перпендикулярно  бровке,  перебрасывая  её  метров   на  7  и   смещаясь  на  один-два  метра  вниз после  каждого заброса.  Проводка  обычная для  таких мест:  при подходе  блесны  к бровке  и  траве,  вывод  блесны  к поверхности  с небольшим буруном.  Так вот  жерех  взял  вначале  ускорения  вертушки  перед  выходом на поверхность (ловил на светлую  XD номер 3).  Жерех  летний,  активный,  на  хорошей  струе,  да на  тонкую  снасть – море удовольствия  при  вываживании.   Жереха подвёл  к себе,  снял  блесну  с него  блесну  и он уплыл.   В  этот  раз  я не видел  жереха  и  не  охотился  специально  за определённым  экземпляром,  а  просто  проверял  место  предполагаемой  стоянки  рыбы  и  по-видимому  попал  точно  на место  засады  охотящегося   жереха  и  именно  в тот  момент когда  у  жереха  было  время   и  момент  охоты.   

 Окончание

Четвёртый  и  самый  крупный  жерех  взял  в  этом — же  месте,  что   и  третий,   только  условия были  другие:  осень, сумерки,  очень  высокая  вода – плюс ещё один метр к  летнему  уровню,  очень  сильный  поток  воды, с трудом  удавалось удержаться  на ногах  и перемещения  возможны  только  зиг-загом  вниз  по   течению.

Обычно,   я  осенью  в  воду  стараюсь  глубоко  не заходить  и  стараюсь  ловить  с  мысов,  от  которых  отходит  сильная  струя, образуя  около  берега  обратку  и  тиховодье.   Так  как  вода  поднялась  на метр или  чуть  больше  вся  береговая растительность  оказывается,  залита   водой  и  вся ползающая  прибрежная  живность оказывается  в  воде,  на  эту прикормку подходит  уклейка,  а  за ней  хищники  и  полухищники.  В  этих  местах  хорошо  ловится   язь,  жерех,  судак   и  щука.

Поднявшаяся  вода затопила  островок,  поток   воды  в  такое   время  очень  сильный,  в  воду  глубоко  и  далеко  не  зайдешь,  максимум по пояс — резиновые забродники надувает как парус, приходится пользоваться самодельным посохом, проверяя дно. За травой и крупными камнями очень быстро возникают промоины и углубления,  даже  под  ногами,  если   остановиться  ненадолго,   промывает  грунт и как бы погружаешься в дно.  Так же  при  каждом  шаге,   сначала упираешься  в дно посохом, а   потом  только   делаешь   шаг.  Траву  на   острове прижало течением, но она свою роль сыграла: во первых снизила скорость тока воды по всей площади острова, особенно ниже него, сделав в начале острова и по его бокам зоны небольших бурунов; во вторых послужила   прикормкой   для   уклейки,   которая  встала в зоне тихой воды.  Находясь в сумерках на мысу и пытаясь поймать  рыбу  с   берега,  я  заметил очень большие, периодически  возникающие,  воронки от охотящегося хищника   вокруг   затопленного  острова.  Возникло  желание  поймать  рыбку.

Понаблюдав  некоторое  время  за этим местом я увидел, что воронки возникают по обеим сторонам затопленного острова, я  подумал, что это два разных хищника, охотящихся на быстрой воде в зоне бурунов. Но понаблюдав  еще, я заметил, что всплески или воронки с  левой   стороны острова,  где течение слабее, идут снизу вверх, а справа   от острова  вниз  по сильному течению, потом небольшой перерыв и опять круг всплесков-воронок.  На   начало   третьего  или   четвертого   круга  всплесков-воронок я решил попробовать поймать рыбку, зная силу течения,   рельеф   дна   и то,   что подобраться  к  этому  месту  по  высокой  воде  я  смогу  только  в  одной   точке   и ловить в этой точке  мне будет лучше на воблер, идущий немного на снос с конца острова (будто уклейку сдуло с тихой воды).

Дождавшись,   когда воронки в очередной раз стали подниматься со стороны тихого течения к началу острова я пристегнул   Rapala   Original S и приготовился заходить в воду.  Я уже писал, что в сумерках и  темноте гуляние по воде   приводило   к прекращению поклевок  надолго, поэтому я дождался когда охотящийся хищник ударит у самого  верха  затопленного   островка   и  как   я  посчитал, перейдет на противоположную от меня сторону острова и  потихоньку  вошел  в  воду  и двинулся к концу  острову(рыба в это время всплеснулась несколько раз на быстрине за островом- получилось, что буруны от травы прикрыли мое движение, и я  не прервал круг охоты).  Почти стемнело.

Первый   заброс  поперек течения на быстрину за остров, подвел воблер к бурунам от травы и повел на снос мелкими  потяжками — пусто.   Второй  заброс чуть  ниже   и такая  же проводка опять пусто. Подумал, наверное, всё- таки испугал. Забросил чуть дальше и еще ниже, подвел воблер к соединению двух струй огибающих остров и сплавил  воблер   на  пару тройку метров с небольшими потяжками, подержал немного на месте (как бы рыбку сдуло и она борется с сильным течением)  и  медленно  повел  на себя с остановками, воблер шел медленно, очень интенсивно  играя за счет течения, по широкой дуге в сторону боле тихой воды т.к. я стоял немного сбоку со стороны   тихого   течения. Сложилась полная картина — уклейка не может справится с сильным потоком и уходит в сторону   более  тихой воды и жерех  не выдержал, с разворотом, почти  на  противоходе  хороший    рывок, побег от меня  на струю метров на десять-пятнадцать и как лосось встал на струе минуты на две или три. А у меня спиннинг надежный, правильная катушка, плетенка 0,12(хотя в ситуации с жерехом считаю плетенку не лучшим вариантом — мне больше нравится монолеска — слишком сильные рывки дают жерех, очень часто что то не выдерживает в снасти или рыба рвет себя), но ситуация «интересная» я могу двигаться только назад к берегу, слева впереди от меня затопленный остров с травой и корягами, за ним на струе стоит жерех, впереди наискось по течению узкая протока, справа впереди после протоки огромное поле травы. Жереха можно вести  только выше острова на яму и пляж-это метров 50-70 или вниз по течению на другой пляж продираясь через поле травы-это метров 200, самое главное жереха нельзя было подводить к себе ближе (везде трава), его всегда надо было стараться держать на струе и идти за ним или вниз, или вверх.

Я   понимал,    что чем больше он стоит на струе, тем легче мне будет его вывести, но видимо осознав, что дело плохо  жерех  решил  бежать сначала   вверх, за несколько   секунд он переместился на яму (метров 70) и я с трудом удержал его от побега в коряги выше ямы — он плавал в яме.  Я со   спиннингом в дугу побрел   против течения к яме,  пройдя  пол  дороги  споткнулся,  натянул   леску сильнее-испугал жереха,  опять он рванул вверх в коряги- удержал,    повернул    назад, потом рыба пошла  вниз, останавливаясь и сопротивляясь мы пошли вниз. Жерех начал   уставать,   но   он  применял   очень    эффективный  прием — вставал боком на сильной струе и мне приходилось   бежать   за сносимым жерехом, если   бы я сильно придерживал жереха, он  бы вышел с течения и зашел в траву и был бы потерян.   Потихоньку   мы с жерехом (он струе), а я в  и по траве прошли эти двести с лишним метров и вышли на нижнюю яму, здесь немного поборолись на кругах и я вывел этого жереха. Теперь я понял  почему он   был достаточно   спокоен — воблер был в  жабрах, отпускать было бесполезно-жалко. Это был мой   самый  большой жерех — 5 кг. 050  гр..   Вытащил   я его уже почти  в полной темноте, спустя минут 20-25 после поклевки, привез домой, даже сфотографировался с рыбой и сначала радовался и гордился, показывая фото с жерехом, а сейчас по прошествии времени уже совсем по другому отношусь к поимке данной рыбы, да и рыбы вообще.

Вот   теперь  наверное  стало понятно  название статьи: «Четыре за четыре. . .» — четыре жереха за четыре килограмма   пойманные   в  одном   месте плюс-минус 150 метров, попутно рассказал   («. . . восемь лет одного переката»), что за рыба водится и ловится на перекате, для ловли на этом перекате были сделаны первые мои воблеры  и   здесь   же   проходят  обкатку   все   мои   новинки, т.к. я знаю на этом перекате все глубины и слежу за их   изменениями. Изучение этого переката и еще нескольких, выявило ряд определенных закономерностей в поведении рыбы на мелководных травяных перекатах,  что позволяет  мне иногда  применяя свои познания изредка   ловить   рыбу.

Надеюсь, что эта статья будет кому-нибудь полезна. 

Зябликов Сергей. 

35мм 40мм dive-z-zero fly-fish Рыбалка Сергей Зябликов авторские статьи блесны воблер воблеры голавль жерех жук ива купить блесны купить воблеры отзывы пиксель30 приманка производство спиннинг толстяк трюльник хищник щука

VOB58.RU
Добавить комментарий